Латвия: говорим Сорос, подразумеваем — USAID?


  Латвия: говорим Сорос, подразумеваем - USAID?

Одиозные расисты-русофобы вроде Гиртса Кристовскиса, считающего, что русские не имеют права на медицинскую помощь, с помощью адептов Сороса из партии «Другая политика» обрели перед октябрьскими выборами в парламент Латвии столь нужный им политический лоск, благодаря чему буквально вырвали победу у куда более соответствующего современным представлениям о европейской политической культуре Центра «Согласие».

Однако теперь выясняется, что разница между Кристовскисом и его соратниками из «Единства» и неофашистами из «Visu Latvijai!» различима лишь под микроскопом. Что будут делать в этой ситуации г-да Пабрикс и Штокенбергс? Что посоветуют им их американские друзья?

Джордж Сорос и его структуры, сами по себе или как прикрытие, сколько их не разоблачают (введите, к примеру, в поисковик что-нибудь типа «Сорос Латвия»), упорно продолжают «изменять к лучшему» Восточную Европу. Каждая страна может быть темой многочисленных статей по этому поводу, но мы сегодня остановимся на Латвии. Если вы последовали нашему предложению и ввели таки имясочетание «Сорос Латвия» в поисковик, то уже обнаружили, что многочисленные статьи на тему эту уже написаны. Но нелишне будет ещё раз обратить ваше внимание: на самом деле «Сорос» — это ширма, имя, за которым стоят вполне конкретные организации, к фонду «Открытое общество» имеющие лишь опосредованное отношение.

Ещё в январе 2006 года латвийская газета NeatkarД«gДЃ RД«ta AvД«ze указывала, что основной бюджет «Фонда Сороса — Латвия», согласно официальному сообщению самого фонда, формировался поровну соросовским Институтом Открытого общества (the Open Society Foundation) и Агентством международного развития США (USAID), вполне официальной американской правительственной структурой. Бюджет на 2006 год у этого двигателя латвийской демократии, кстати, составлял 15 000 000 долларов (хотя можно найти и гораздо меньшие цифры). Исполнительный директор «Фонда Сороса — Латвия» Андрис Аукманис тогда рассказывал, что его структура «поддержит инициативы, способствующие более качественной демократии, росту толерантности в обществе и сотрудничеству с европейскими соседями. Наиболее интенсивная работа предполагается по таким темам, как «Латвия в Европе» и «Европа в Латвии» с различными дискуссиями о будущем Европы и европейских ценностях. Кроме того, будут поощряться процессы демократизации в соседних с ЕС странах, в том числе в негосударственных организациях Грузии и Молдавии».

Все эти факты лишний раз доказывают, что современная Латвия, наряду с двумя другими прибалтийскими странами, Польшей, Словенией, Словакией и Чехией, выступает в качестве базы для общественных организаций и СМИ,
22a1
распределяющих западные гранты и продвигающих «демократию» на пространстве бывшего СССР. Похоже, те, кто выделяют эти средства, искренне считают, что в самой Латвии с демократией все в порядке.

Любопытно, кстати, что информацию о проблемах русскоязычных «неграждан» поставляет еврочиновникам и западной общественности «Латвийский центр по правам человека и этническим исследованиям»… вслед за разделами о количестве изнасилований, малолетних проституток и прочих «прелестей». Естественно, во всей этой палитре русский вопрос явно не выглядит чем-то особым и принципиально важным. Реальный апартеид выдается за некие «сложности с натурализацией», которые, однако, в демократической Латвии «постепенно решаются».

Правами русскоязычных «неграждан» и прочих «потомков оккупантов» в Латвии «демократические фонды» интересуются меньше всего. Попробуйте, к примеру, зайти на сайт Amnesty International и найти там что-то иное, кроме успехов Латвии в проведении гей-парадов и похвального включения «экономических, социальных и культурных прав» в национальное законодательство.

Есть, впрочем, и вполне конкретные люди, которые ответственны за наведение лоска и глянца на «демократический фасад» латвийской государственности и улучшение имиджа маленькой прибалтийской страны. Вот, к примеру, недавно входящая в правящий блок «Единство» партия «Другая политика» заблокировала участие в латвийском правительстве неофашистов из движения «Visu Latvijai!».

Любопытно поразмышлять над тем, что подвигло лидеров «Другой политики», г-на Пабрикса и г-на Штокенбергса, сделать столь важный шаг? Может быть, сыграла свою роль их приверженность идеалам «открытого общества»? Почему бы нет — ведь Артис Пабрикс, долгое время занимавший пост министра иностранных дел Латвии, в свое время регулярно получал гранты созданных «Фондом Сороса — Латвия» структур (общественно-политический центр «Providus» и «Общество за открытость «Delna»). Гранты он получал не зря: политический прагматизм и официальный статус нисколько не мешал ему высказываться о «российском лицемерии». И, видимо, верность этого господина идеалам демократии сказалась на том, что МИД Латвии (уже правда не под его руководством), на фоне финансового кризиса в самой Латвии, сам выделяет гранты (!) таким же продвигающим демократию структурам в других государствах.

Однако «открытым» (для деструктивных информационных и политических воздействий извне) г-н Пабрикс хочет видеть лишь российский социум. В Латвии же именно Пабрикс вместе со своим коллегой Штокенбергсом сыграл решающую роль в консолидации русофобов-националистов под эгидой блока «Единство». И потому стоит ли удивляться тому, что одним из идеологов «Единства» латвийские СМИ называют политолога Петериса Винкелиса… заместителя директора «Фонда Сорос — Латвия» и, кстати, одиозного русофоба?

Отказ «Другой политики» пустить неофашистов из »»Visu Latvijai!«в правительство мог быть вызван целым букетом различных причин. Среди них — антисемитская риторика, политический стиль Дзинтарса, характерный для правых экстремистов в Европе, его «неосторожные» высказывания о депортации всех русских из Латвии. Однако это — лишь поверхностные причины. Глубинное же объяснение, видимо, заключается в другом: Пабрикс и Штокенбергс настолько тесно связаны с «международными структурами по распространению демократии», что коалиционное сотрудничество с почитателями латышских легионеров СС нанесло бы ущерб репутации их американских партнеров.

Зато одиозные расисты-русофобы вроде Гиртса Кристовскиса, считающего, что русские не имеют права на медицинскую помощь, с помощью адептов Сороса из партии «Другая политика» обрели перед октябрьскими выборами в парламент Латвии столь нужный им политический лоск, благодаря чему буквально вырвали победу у куда более соответствующего современным представлениям о европейской политической культуре Центра «Согласие». Однако теперь выясняется, что разница между Кристовскисом и его соратниками из «Единства» и неофашистами из «Visu Latvijai!» различима лишь под микроскопом. Что будут делать в этой ситуации г-да Пабрикс и Штокенбергс? Что посоветуют им их американские друзья?

Кризис и революция: анализ и прогнозы


  Кризис и революция: анализ и прогнозы

Рано или поздно капитализм столкнется с таким кризисом, который он пережить уже не сможет. Это будет первым шагом к новому более совершенном и справедливому миру, который возникнет в результате революции. Так — по крайне мере, когда-то — полагали многие недовольные существующим положением дел.

А как обстоит дело сегодня? Уже больше года современную миро-систему лихорадит, она столкнулась с самым тяжелым за последние десятилетия испытанием. Но что дал мировой кризис в плане революционных или хотя бы трансформационных изменений? Как вообще соотносятся кризис и революция? Можно ли предугадать или хотя бы понять революцию? Есть ли у революции логика? Какую роль в общественных изменениях могут сыграть интеллектуалы?

В поисках ответов на эти и многие другие вопросы «Русский журнал» обратился к Борису Капустину, политическому философу, профессору Йельского университета.

Русский журнал: Когда кризис только начинался, было ожидание каких-то грядущих изменений, способных потрясти и изменить существующую миро-систему. Сегодня эти ожидания несколько поутихли. Система, пусть и с оговорками (многие ждут второй волны кризиса), стабилизировалась и уж точно не коллапсировала. Все возникшие проблемы (Пикалево или банкротство автогигантов в США) так или иначе удалось решить. Так может это и есть «конец истории» — система настолько прочна, что ее уже не сломать? Или же на происходящее нужно смотреть под несколько иным углом?

Борис Капустин: Во-первых, о какой стабильности «системы» мы можем говорить, если на наших глазах разваливаются ее финансовые и индустриальные столпы, если ее капитаны мечутся в поисках средств ее спасения и либо не находят их, либо находят и применяют те, которые противоречат ее «официальной» рыночной логике? Но и эти «запрещенные» средства пока не срабатывают. «Глобальная экономика останется слабой», по меньшей мере, в среднесрочной перспективе — таков прогноз руководителя так называемого антикризисного бюро ОНН профессора Джозефа Стиглица. А о долгосрочной перспективе уже не отваживаются говорить. Ясно то, что глобальный капитализм столкнулся с чем-то беспрецедентным, и каким он выйдет из такого столкновения — можно только гадать. Так что возврата на круги своя не будет точно. Что, конечно, не равнозначно пророчеству о крахе капитализма как такового.

Во-вторых, только в революционных агитках массы поднимаются на борьбу, чтобы совершить революцию. Они поднимаются ради иного — чтобы решить конкретные жизненные проблемы, вызванные дисфункциями существующей системы. Они могут требовать хлеба, или прекращения бессмысленной бойни, в которую их втянул данный режим, или устранения наиболее одиозных злоупотреблений, совершаемых клевретами данного режима… Помните, как произошла у нас антимонархическая революция в феврале 1917 года? Или лозунги Октября — &
5a5a
laquo;хлеб, мир, земля», что совсем не тождественно «диктатуре пролетариата» или национализации средств производства? То же самое можно показать в отношение любой серьезной революции.

А дальше начинается самое интересное. Существующая система, уже измененная своими выявившимися дисфункциями, будет пытаться стабилизировать себя в некоем новом виде, идя хотя бы отчасти навстречу требованиям недовольных. Разные их группы будут экспериментировать с разными стратегиями, стремясь максимизировать свой (ожидаемый) выигрыш. Разные фракции власть имущих, стремясь минимизировать свой проигрыш, начнут конфликтовать друг с другом за рамками существовавших дотоле «правил игры» и вступать в рискованные альянсы с теми или иными группами недовольных низов. К этому добавятся «внешние влияния», появление новых политических групп — «попутчиков», «выжидающих», «радикалов» и т.д., — которые вследствие верных или неверных стратегических расчетов могут бросить в какой-то момент свой политический вес на ту или иную чашу весов. Как, в конце концов, сложится из всего этого «параллелограмм сил», каким он окажется, куда будет направлен итоговый вектор общественного движения? Это нельзя предсказать заранее, и все детерминистские и телеологические объяснения революций «задним числом» обманчивы: они изображают случайное как необходимое — ведь глядя изнутрисистемы, созданной революцией, она сама будет выглядеть необходимой. Но итоговым вектором может быть и стабилизация системы в каком-то ее измененном состоянии. Или, если угодно, антиреволюция, подобная «нацистской революции» против Веймарской республики или франкистского мятежа в Испании…

Так не будем сейчас торопиться с выводом о том, что решение проблемы Пикалево или отсутствие (к настоящему времени) бунтов в Детройте из-за возможного коллапса трех американских автогигантов, пока спасаемых Госплановскими методами, есть свидетельство «конца истории». С одной стороны, все российские и американские социальные дыры методами Пикалево и Детройта не залатать. Но, с другой стороны, существующие режимы еще далеко не использовали все ресурсы маневрирования, которые могут быть применены для их спасения и которые обусловят ту или иную степень глубины их изменения.

Предсказания революции и ее невозможности кажутся мне пустым делом — они всегда предполагают то детерминистское и телеологическое представление об истории, которое я считаю анахронизмом. Важнее понять характер ситуации, в которой мы находимся. Если я не ошибаюсь, этот характер определяется двумя ключевыми чертами. Первое — обнаружение существенных дисфункций глобального капитализма в целом и многих его локальных вариаций (американской, западноевропейской, российской и т.д.) в частности, которые сдвигают капитализм в зону «неопределенности и беспрецедентности». Второе(как следствие первого) — размыкание горизонта истории, восстановление ее альтернативности, то есть «непредзаданности финала». Успешное реструктурирование системы в каком-то новом ее виде, если таковое произойдет, конечно, снова на некоторое время «закроет горизонт» и ликвидирует альтернативность истории, как это было в 90-е годы, прошедшие под знаком TINA (there is no alternative) в глобальном масштабе, российским переводом чего является знаменитое «иного не дано».

РЖ: Если чуть уточнить, то «размыкание горизонта истории» происходит только в ситуации каких-то катаклизмов, после преодоления которых развитие идет безальтернативно, или же неопределенность сохраняется все время?

Б.К.: Выход из ситуации неопределенности задает траекторию движения общества. Некоторые отклонения от нее могут происходить и обычно происходят, но в целом направление и характер движения «заданы» до новой ситуации неопределенности. Или (что много реже) катаклизма, не имеющего социально-исторической природы. Движение по определенным траекториям есть эволюция, если ее понятийно отличать от истории. Представление об эволюции как единственно возможной, или «правильной» форме развития — ключевая, хотя часто не артикулируемая, импликация теорий модернизации. И пока эволюция происходит, такие теории способны относительно удовлетворительно описывать общественные процессы. Они не способны только в собственной логике объяснить то, что делает эволюцию возможной. И, конечно, то, что ее прерывает. Но, подчеркну вновь, прерывание отнюдь не обязательно означает революцию и смещение общества на новую орбиту (хотя такое выражение не точно: смещаясь на новую орбиту, общество становится «другим обществом»). Прерывание может приводить и к реструктурированию системы в измененном виде, при котором сохраняется ее «стержень». Трансформация американского капитализма под воздействием «Великой депрессии» и рузвельтовского «New Deal» — хороший тому пример. Но «стержень» системы в виде базовых форм коммодификации рабочей силы, логики накопления капитала, бюрократической «рациональности» управления, господства «фетишистского» сознания и т.д., несомненно, сохранился.

РЖ: Неужели вот этот капиталистический стержень и есть то, с чем нам предстоит иметь дела до скончания времен? Неужели нового стержня не появится?

Б.К.: Вы вновь побуждаете меня витийствовать. А я буду этому сопротивляться, поскольку не верю в историю, детерминированную неизменными, то есть имеющими иммунитет от самой истории законами. Конечно, я мог бы просто и безошибочно ответить Вам: «В социальном и культурном мире нет ничего вечного, хотя бы потому, что у смертных все имеет начало и конец». Но Вы от меня ждете не этой банальности, а некоего рассуждения о том, как и вследствие чего может исчезнуть «стержень» общества. А я этого не знаю, и мне не известно, кто мог бы ответить на Ваш вопрос — за исключением «социалистов-утопистов» или тех, кто верит в новое пришествие Мессии. Теоретическое же знание о такой трансформации опосредовано теми ситуациями неопределенности, причем разрешающимися революциями, которые не «просчитываемы» из сегодняшнего дня именно потому, что они «снимают» логику сегодняшнего дня и вводят новую. Вспомним объяснение возникновения (современного, «западного») капитализма Максом Вебером, то есть образования того самого «стержня», о возможном устранении которого Вы спрашиваете. Это явление нельзя понять на основе каких-либо универсальных законов. Напротив, нужно раскрыть его уникальность — ту беспрецедентную и (с точки зрения универсальных законов) случайную констелляцию обстоятельств, которая «запустила» логику капитализма. Со временем она стала нашей «судьбой» и захватила (вовсе не в виде «естественной эволюции») весь мир. До возникновения такой констелляции было немыслимо спрашивать о том, чтоможет заменить «стержень», так сказать, феодального общества. Мы, пройдя воспитание динамизмом Современности и памятуя о ее событийных истоках, можем мыслить вопрос о «посткапиталистическом обществе» и задаем его. Но теоретический ответ на него знать все равно не можем. Это понимал и Маркс, отказывавшийся рассуждать об устройстве коммунистического общества, хотя опрометчиво позволявший себе пророчества относительно условий и форм гибели капитализма.

РЖ: Безусловно, история и политика — это открытый процесс. Но можем ли мы в этом случае говорить о каких-то закономерностях исторических процессов? Возможно ли предвидение, возможны ли точные прогнозы? Или нам остается лишь ожидать свой шанс (внезапное размыкание горизонта истории), не понимая ни его природы, ни его направленности?

Б.К.: Прежде всего, нам нужно ясно понимать, о каких состояниях общественной жизни мы говорим, — стабильных или нестабильных, эволюционных или революционных. Относительно стабильных и эволюционных состояний возможны весьма точные прогнозы. И мы отлично знаем, как они делаются, с какой степенью вероятности они осуществятся и т.д. Здесь с прогнозированием нет проблем, во всяком случае — концептуальных и философских. И их нет именно потому, что деятельность огромного большинства людей в таких состояниях в подавляющем большинстве случаев происходит в логике внешней детерминации, того, что Кант именовал «причинностью природы» — в отличие от «причинности свободы» или самоопределения. И он же показал, что деяния в логике «причинности свободы» не предсказуемы для внешнего наблюдателя в принципе. У Канта «логика свободы» показана лишь на уровне индивида, то есть индивидуального морального самоопределения. От этого к логике самоопределения политического субъекта, который всегда является коллективным и некоторым образом организованным (то есть он не может знать чистой «автономии», извечно и непримиримо противостоящей «гетерономии»), — дистанция колоссальная. Не только Кант, но вся классическая философия (если оставить в стороне мистерии заключения «общественного договора») даже не пытались ее пройти. Тем не менее революционные ситуации есть именно ситуации деятельности таких «свободных» политических субъектов. Есть ли в них какие-то закономерности и можно ли их как-то прогнозировать? Здесь, действительно, есть огромная концептуальная и философская проблема.

В данном случае я смогу затронуть ее лишь очень бегло. Первое: заметьте, что и у Канта речь идет о «причинности свободы», а не о беспричинности. Если есть причинность, значит, мы можем о ней разумно рассуждать, делать обобщения и, если угодно, прогнозы. Да мы в нашем разговоре уже некоторые обобщения и прогнозы сделали! К примеру, мы сказали, что революционная ситуация невозможна без политического субъекта, который по крайней мере не полностью детерминируется логикой существующей системы. То есть хоть в чем-то он -causa sui. Далее, мы сказали, что общим условием (но не гарантией) образования такого субъекта является дисфункциональность существующей системы, перевалившая за некоторый порог ее самовоспроизводства. Еще мы сказали, что эта ситуация определяется борьбой политических субъектов, то есть что определенные интерсубъектные отношения порождают саму политическую субъектность. Изучая предреволюционную (стабильную) ситуацию, мы с большой долей вероятности можем определить, в каких формах и какими методами будут осуществляться и организация таких субъектов, и их борьба. Ведь в действительности ничего не начинается с нуля, и, хотя Юм считал изобретательность одной из ключевых черт человеческой природы, изобретения всегда — небольшие инновации в том культурном наследии, которое люди имеют как участники традиций. Обращая внимание на это, довольно легко объяснить многие характерные черты, скажем, китайской коммунистической революции, а также ее принципиальные отличия от других революций, не только ранней Современности, но и Октябрьской или Кубинской. И многие черты этой революции были предвидены в 30-е годы теми, у кого не было шор Коминтерновского или либерального доктринерства.

Я мог бы продолжить разговор о «закономерностях» революций и о том, что в них может быть предвидено. Но лучше остановлюсь на важном теоретическом моменте. «Причинность свободы», будучи причинностью, — качественно иная, чем «причинность природы». Первую нельзя изучать (объяснять, пытаться предсказывать) по модели второй. Однако такое перенесение методов — обычное дело, особенно в позитивистски (в широком смысле) ориентированных подходах. Поэтому думают, что революции можно «прогнозировать» примерно таким же образом, как победу того или иного кандидата на президентских выборах или очередную экономическую рецессию. А провал таких прогнозов подчас ведет к выводу о том, что революции — вообще необъяснимые и иррациональные явления. Я же хочу сказать, что революции — замечательно рациональные явления. Только они должны быть поняты в собственной логике, а не в логике эволюции, в логике конкретных ситуаций, а не трансисторических законов, в логике конфликтов самоопределяющихся (но в этом всегда ограниченных и обусловленных «эмпирическими» обстоятельствами и традициями) субъектов, а не в логике «акторов» самовоспроизводящихся систем.

Еще с Аристотеля известно, что тип знания (его методы, аппарат, сами критерии истинности и т.д.) определяется характером его предмета. В этом плане он различал эпистему и фронесис. Современная гегемония единой (по происхождению — естественнонаучной) модели знания часто заставляет забывать об этом. Нигде такое забывание не приводит к более печальным результатам, чем в познании истории и в особенности — в познании революций. Подытожу мой ответ таким образом: мы не можем предвидеть революции, находясь в ситуации стабильности и опираясь на присущие ей закономерности. Но мы можем «познавать» революции (в смысле практики фронесиса) изнутри революционной ситуации — не только как ее непосредственные участники, но и как ее наследники — через ту связь с ней, которую Ален Бадью называл «верностью» событию. Только эта связь — не чисто когнитивная, а в то же время, так сказать, экзистенциальная, нравственная и практико-политическая. Она обусловит не только то, что и как мы знаем, но и то, какие мы есть в «здесь и сейчас».

РЖ:То есть ученым нужно несколько поумерить свои амбиции?

Б.К.: Нет, не умерить, а стать конкретными. Ведь мыслить разнокачественные предметы в логике одной и той же познавательной схемы есть первый признак абстрактного мышления, которое отвлекается от того, что есть существенное. Познание в логике фронесиса ничуть не менее сложно, чем в логике эпистемы. А для практической жизни общества на некоторых ее поворотах оно может иметь и большее значение.

РЖ: Давайте чуть отвлечемся от общетеоретических размышлений и обратиться к нашей недавней истории. Вы упомянули о периодически повторяемом «размыкании горизонта истории». Так вот сейчас активно обсуждают 1989-й год, то был один из самых ярких примеров разомкнутого горизонта, по своей масштабности (для России) в чем-то схожий с сегодняшним мировым кризисом. В связи с этим вопрос: закрылось ли уже окошко 89-го года? Не можем ли мы сегодня в эту щелку проникнуть и что-то изменить?

Б.К.: Что значит «проникнуть» туда? Означает ли сие, что событие антикоммунистической революции еще в известном смысле продолжается, и мы еще можем дать ему финал, который нас больше устроит, чем то, что окружает нас сейчас? Философски такую точку зрения (если я правильно понимаю) развивал Артемий Магун в его книге о «негативной революции». Я с такой точкой зрения не согласен. Для меня Событие не может быть «бесконечным», не может не иметь контура, тем более — переливаться в эволюцию, в логике которой мы сейчас движемся. Конечно, можно спорить о датировке закрытия События антикоммунистической революции. Стал ли таким закрытием расстрел парламента 93-го года? Или, возможно, дефолт 98-го? Так или иначе, нопродолжить то Событие мы не можем. Но мы можем «проникнуть» в то Событие, пытаясь понять, что именно тогда развеяло наши чаяния и как из этого нечто выросли те структуры господства, которые подавляют нас сегодня. Это в принципе ход Вальтера Беньямина — ассоциироваться с проигравшими (тогда), чтобы стремиться к искуплению — их и нас — в настоящем. Надеюсь, понятно, что под «проигравшими» я имею в виду не партийно-советскую номенклатуру — она как группа, несомненно, выиграла от событий тех лет. Я имею в виду трудовые низы и тогдашнюю идеалистическую интеллигенцию.

РЖ: Но разве не были 90-е годы годами обострения противоречий, которые в любой момент могли привести к новой «зоне неопределенности» с непредсказуемым исходом? Разве не был путинский режим удержанием сложившихся противоречий, противоречий, которые сегодня в любой момент могут вырваться наружу особенно в ситуации кризиса.

Б.К.: Если путинский режим и «удержал», как Вы говорите, противоречия, то это были противоречия между разными группами господ, которые, действительно, сделали тогдашнюю жизнь низов особенно тягостной. Путинская реконфигурация структуры господства, на мой взгляд, принесла некоторое облегчение и низам — со времен Гоббса известно, что любой порядок лучше беспредельной вакханалии, которой и был ельцинский период. Конечно, это важно. Но не будем путать вакханалию с исторически продуктивными и обладающими трансформационным потенциалом ситуациями неопределенности. О характеристиках последних мы уже говорили. Их в российской вакханалии 90-х годов я не вижу. Общество просто гнило, расползаясь по щелям приватной борьбы за выживание. О какой политической мобилизации, о возникновении каких революционных субъектов в этих условиях могла идти речь? Оргиастический пир господ и их драки на таком пиру, конечно, могут погубить страну, но к общественным преобразованиям и, тем более, к революции все это не имеет никакого отношения.

РЖ: То есть тогда вы не верили ни в какую революцию?

Б.К.: Абсолютно. «Красно-коричневая угроза» — это пошлая, хотя оказавшаяся эффективной идеологическая манипуляция власть имущих. Не знаю, сознательно или бессознательно ей подыгрывали вожди КПРФ и люди типа Анпилова. В политическом плане важно другое. Наступил крах 1998-го года. Модель показала свою недееспособность даже на уровне элементарного самосохранения. Власть в полной растерянности — чего стоит назначение Примакова премьером?! И никаких существенных политических действий низов! Эпидемическое разрастание бедности — и резкий спад и до того весьма скромной стачечной, да и любой другой протестной активности. А Вы о революции…

РЖ: Но ведь были же стачки. Транссиб перекрывали и так далее…

Б.К.: У нас пик забастовок приходится чуть ли не на 97-й год. Но катастрофа 98-го года дала резкий их спад. На уровень 97-го года сопротивление низов так больше и не поднялось. Подлинный триумф деполитизации, по Шмитту, достигается все же не западным либерализмом, а периферийными капиталистическими обществами типа российского. Но посмотрите, как на последних евровыборах голосовали наши бывшие соседи по социалистическому лагерю. Они — рекордсмены по политической апатии и абсентеизму. А ведь еще 20 лет назад считалось, что именно они возродили практику «гражданской политики», изрядно истлевшую на либеральном Западе. Тут явно есть общие закономерности, которые нельзя упускать, рассуждая о нашей «управляемой демократии».

В поселке Тазовский сгорел 20-квратирный жилой дом (Ямал)

Сегодня, 15 ноября, в поселке Тазовский Ямала полностью сгорел 20-квратирный жилой дом. Об этом сообщили корреспонденту ИА REGNUM в пресс-службе губернатора Ямало-Ненецкого АО.

Сообщение о возгорании поступило в пожарную службу поступило в 03:34 по местному времени. В 03:39 к месту происходящего прибыли первые пожарные подразделения. Быстрому распространению пожара способствовали позднее обнаружение возгорания жителями дома и сильный ветер — 10 метров в секунду с порывами до 16 метров.Кроме того, дом относился к самой низкой — пятой — степени огнестойкости.

Причины пожара устанавливаются. На месте пожара работают эксперты.

В настоящее время для пострадавших жильцов дома организовано трехразовое горячее питание в кафе. Также все жильцы получат единовременную денежную выплату. Администрация поселкового совета решает вопрос о расселении жителей сгоревшего дома.

"Уличных спамеров" Магнитогорска поставят на автодозвон (Челябинская обл.)

В Магнитогорске решено бороться с несанкционированной расклейкой рекламных листовок с помощью телефонной роботизированной системы. По номеру телефона, указанному в незаконной листовке с 8:00 до 23:00 будет осуществляться непрерывный автодозвон. Автоответчик будет настойчиво рекомендовать «рекламодателю» устранить нарушение. Инновация в борьбе с нарушителями правил благоустройства начнет работать 19 ноября, сообщили корреспонденту ИА REGNUM Новости в горадминистрации.

Отметим, что решить проблему незаконной расклейки рекламных бланков и листовок в городе не могут почти 20 лет. Чтобы доказать причастность предпринимателя к распространению той или иной листовки нужно «поймать его за руку». Теперь члены административных комиссий будут проводить рейды по остановочным комплексам и другим местам расклейки рекламных объявлений. Всех «уличных спамеров» поставят на автодозвон.

На 16,1% уменьшился внешнеторговый оборот Курганской области за 9 мес.

По данным таможенной статистики внешнеторговый оборот Курганской области за январь-сентябрь 2010 года составил 212,7 млн долларов США, и по сравнению с соответствующим периодом 2009 года уменьшился на 16,1%. Об этом 15 ноября сообщили корреспонденту ИА REGNUM Новости в пресс-службе Курганстата.

Доля экспорта во внешнеторговом обороте составила 59,6%, импорта — 40,4%. Сальдо торгового баланса сложилось положительное — 40,7 млн долларов США, за счет превышения экспортных поставок из стран государств-участников над импортом в эти страны. В январе-сентябре 2009 года сальдо было положительное 65,3 млн долларов США.

Товарная структура экспорта

  Январь — сентябрь2010 г. Январь — сентябрь2009 г.
млн. долл. США в % к итогу млн. долл. США в % к итогу
Экспорт — всего: 126,8 100,0 159,4 100,0
Продовольственные товары и сырье для их производства 11,5 9,2 20,1 12,6
Продукция топливно-энергетического комплекса 0,5 0,4 1,1 0,7
Продукция нефтехимического комплекса 12,1 9,5 13,0 8,2
Машиностроительная продукция 67,7 53,4 79,7 50,0
Металлы и изделия из них 13,5 10,6 18,4 11,5
Древесина и изделия из нее 17,3 13,6 23,0 14,4
Прочие товары 4,2 3,3 4,1 2,6

Товарная структура импорта

  Январь — сентябрь2010 г. Январь — сентябрь2009 г.
млн. долл. США в % к итогу млн. долл. США в % к итогу
Импорт — всего: 85,3 100,0 94,1 100,0
Продовольственные товары и сырье для их производства 9,1 10,7 21,1 22,4
Продукция топливно-энергетического комплекса 5,9 6,9 3,0 3,2
Продукция нефтехимического комплекса 11,9 13,9 8,9 9,5
Машиностроительная продукция 11,6 13,6 21,4 22,7
Металлы и изделия из них 45,7 53,6 37,8 40,2
Прочие товары 1,1 1,3 1,9 2,0

В Челябинске зафиксирован новый температурный рекорд

В Челябинске 14 ноября была самая теплая погода за весь период наблюдений. Так, среднесуточная температура воздуха составила +6,6 градуса, что на 12 градусов больше климатической нормы, сообщили 15 ноября корреспонденту ИА REGNUM Новости в челябинском Центре по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Там также подчеркнули, что предыдущий температурный рекорд этого дня (+3,9 градуса) зафиксирован в 1909 году.

Напомним, среднее многолетнее значение температуры воздуха за вторую декаду ноября в Челябинске составляет минус 6,2 градуса.

Более 2 млрд руб. прибыли получили курганские предприятия за 10 мес.

За январь-сентябрь 2010 года крупными и средними предприятиями и организациями Курганской области (без учета банков, страховых и бюджетных организаций) получена прибыль в действующих ценах на сумму 2 млрд 026,2 млн рублей. Темп роста прибыли составил 170,2%а по сравнению с соответствующим периодом 2009 года (по сопоставимому кругу предприятий). Об этом 15 ноября сообщили корреспонденту ИА REGNUM Новости в пресс-службе Курганстата.

При этом сальдированный финансовый результат формировался следующим образом: 241 предприятие получило прибыль в размере 3962,1 млн рублей, 151 предприятие имело убыток на сумму 1935,9 млн рублей.

Сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) по видам экономической деятельности за январь-сентябрь 2010 года

  Прибыль (убыток) за отчетный период, млн. руб. Число прибыльных организаций, единиц Число убыточных организаций, единиц Справочно: прибыль (убыток) за январь-сентябрь 2009 года, млн. руб.
Всего 2026,2 241 151 1190,4
Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство 54,5 35 23 238,9
Добыча полезных ископаемых 191,8 1 2 52,0
Обрабатывающие производства 572,4 61 32 189,6
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды 948,8 21 29 67,8
Строительство -117,9 19 13 110,6
Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования 352,3 49 9 348,4
Гостиницы и рестораны -18,0 2 1 30,1
Транспорт и связь 2,9 9 13 60,9
Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг 38,0 22 15 73,8
Образование 21,6 9 1 8,6
Здравоохранение и предоставление социальных услуг -6,5 4 3 14,7
Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг -13,8 9 10 -4,8

В январе-сентябре 2010 года доля убыточных предприятий по сравнению с январем-сентябрем 2009 года возросла на 5,6 процентных пункта (по сопоставимому кругу предприятий) и составила 38,5%.

Центр оказания государственных электронных услуг открывается в Тюмени

16 ноября в рамках всероссийского форума » Электронное правительство — современный механизм управления регионом» в Тюмени откроется Центр оказания государственных электронных услуг Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Тюменской области. Об этом 15 ноября сообщили корреспонденту ИА REGNUM Новости в пресс-службе губернатора Тюменской области.

Открытие в Тюмени Центра оказания государственных электронных услуг — результат реализации концепции создания единой федеральной системы в сфере государственной регистрации прав на недвижимость и государственного учета недвижимости. Центр представляет собой просторный зал, на территории которого размещены 55 специализированных окон обслуживания, предоставляются услуги по приему документов на государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, кадастровый учет, выдачу сведений из Единого государственного реестра прав (ЕГРП) и государственного кадастра недвижимости (ГКН). Здесь для удобства посетителей — информационные стенды, электронные табло, позволяющие сориентироваться в системе формирования пакетов документов, направляемых на регистрацию и кадастровый учет. Будет действовать автоматизированная информационно-справочная система взаимодействия с заявителями.

Организация центра наглядно демонстрирует революционный переход к оказанию услуг нового электронного формата, который не только упростит процедуру предоставления государственных услуг населению, но и сделает их более качественными и доступными.

Назначен представитель Тюменской области в Республике Казахстан

Распоряжением губернатора Тюменской области на должность общественного советника губернатора области по вопросам развития сотрудничества с Республикой Казахстан назначен Валихан Смагулов. Об этом 15 ноября сообщили корреспонденту ИА REGNUM Новости в пресс-службе губернатора Тюменской области.

Основной целью деятельности советника будет являться содействие развитию торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества Тюменской области с Казахстаном. В частности, расширение круга участников внешнеэкономической деятельности, формирование товарной номенклатуры экспортно-импортных операций; сотрудничества в создании совместных предприятий; развитие экспорта и импорта товаров, работ и услуг; привлечение казахстанских инвестиций в экономику Тюменской области.

Отметим, до нового назначения Валихан Смагулов работал на государственной службе, в налоговой полиции, в органах внутренних дел России. Казахстан — его историческая родина. Об этой стране он знает не понаслышке, имеет там обширные контакты, и может общаться с казахстанскими партнерами на родном языке.

Для тюменских школьников проведут урок о вреде курения

15 ноября Департамент здравоохранения Тюменской области проводит выездное мероприятие для учащихся 8-9 классов в рамках акции «Классы, свободные от табачного дыма». Об этом сообщили корреспонденту ИА REGNUM Новости в пресс-службе губернатора Тюменской области.

В этот день в конференц-зале Тюменской областной клинической больницы (ТОКБ) школьники 10 тюменских школ побывают на необычном уроке. О вреде курения с детьми побеседует педиатр, пульмонолог Центра охраны здоровья детей ГЛПУ Наталья Трясцына. В яркой и доступной форме она расскажет школьникам, что может случиться с детским организмом, если в него проникнет табачный дым. Кроме этого детям покажут фильм о влиянии курения на человека, и социальные видео-ролики по борьбе с курением.

Следующие выездные акции пройдут также на базе ТОКБ 16 и 19 ноября.

По данным социологических исследований, в Тюмени среди школьников отрицательное отношение к курению выразили 77% опрошенных; тем не менее, среди учащихся старших классов школ Тюмени каждый день курят — 60%, несколько раз в неделю — 40% учащихся.